СК "Арсенал Страхование" - Персоны - Честность и доверие - основные принципы успеха
RU
Позвоните мне




Отправить


  • Новости
  • Персоны
  • Блог
  • Контакты
  • Новости
  • Персоны
  • Блог

  • Контакты




  • Честность и доверие - основные принципы успеха

    20/08/2018

    Друзья, сегодня вас ждёт уникальное интервью с одной из самых удивительных женщин-руководителей нашей компании – заместителем Председателя Правления Антониной Яковенко.

    Беседовала Марина Авдеева, управляющий акционер СК «Арсенал Страхование».


    – Антонина, ты старейший работник не только компании «Арсенал Страхование», но и всего украинского страхового рынка. Поэтому начну с нашего классического интереса. Расскажи, пожалуйста, свою личную историю о том, как ты попала в страхование.

    A.Я.: Моя карьера в страховании началась случайно. Тогда, в начале 90-х годов я, конечно, не могла приобрести образование, связанное с этой отраслью. Моя знакомая, которая готовила меня к выпускным и вступительным экзаменам в 10 классе по алгебре и геометрии, в том далеком 1994 году была заместителем Генерального директора и возглавила так называемый Вычислительный центр первой негосударственной страховой компании «АСКА», тогда еще «АСКО». Она и пригласила меня к себе на работу. В тот момент я была учителем начальных классов средней школы № 55 г. Донецка. Мне был 21 год. А мою знакомую зовут Шукатко Валентина Владимировна. Вычислительный центр «АСКА» – это был рабочий кабинет, в котором находилось до 10 компьютеров. За ними сидели такие же молодые и симпатичные девушки, вносившие в систему учета полисы страхования, которые заключала «АСКА».

    А дальше все развивалось - я не могу сказать, что стремительно, скорее поступательно. После того как я не захотела сидеть за компьютером и регистрировать полисы, мне предложили работу принимать эти полисы. Это было еще одно подразделение «АСКА», которое только начинало работать. В мои обязанности входило принимать от продающих подразделений, филиалов заключенные договора, проверять правильность их заполнения и после этого отдавать в Вычислительный центр для введения в учетную систему. Этим я занималась длительный период, работая в этом подразделении мне пришлось знакомиться с видами страхования, узнать что такое стихийные бедствия, КАСКО, ОСАГО и т.д., – тогда это был высший пилотаж, и это были не продажи. Так я поработала года три или четыре. Это была интересная работа, связанная с командировками и поездками в наши региональные представительства в Харькове, Ужгороде, Львове, Ровно и т.д. Мы ездили туда с так называемыми «инспекциями», проверяли то, как правильно страховые агенты объясняют условия страхования своим клиентам, какие документы им выдают, как они с ними общаются. Это было частью школы страхового агента.

    «АСКА» была первой негосударственной страховой компанией, поэтому все инновации, все модные тенденции рождались в ней. Это было интересное время в плане профессионального роста, к нам приезжало много иностранных партнеров, в том числе многие профессионалы своего дела с российского рынка, что позволяло получать информацию от первоисточников. Это были люди, которые становились авторами учебников по страхованию, по ним и сейчас учится молодежь. Нам повезло, что мы их видели вживую – они обычные люди, чуть постарше нас возрастом. У них была большая практика, с ними было очень интересно общаться и подтягивать свой профессионализм.

    – Твоя основная стезя была перестрахование. Теперь в сферу твоей ответственности входит еще андеррайтинг. В АСКЕ ты не была ответственна за андеррайтинг? С какой позиции ты ушла?

    A.Я.: В АСКЕ я проработала 11 лет. Доработала до позиции начальника управления внешнеэкономической деятельности и перестрахования. В «Арсенал Страхование» (тогда еще «Арсенал Днепр») я пришла в связи с нашим семейным переездом из Донецка в Днепропетровск в 2005 году.

    Вернее сначала я несколько месяцев поработала в страховой компании «Альянс», сотрудники которой, в основном, были выходцами из Днепропетровского филиала компании «АСКА». С ними мы много лет были не просто знакомы, а дружны, поэтому после переезда я пошла работать к ним. Но, как говорится, «королевство было маловато», негде было развернуться, поскольку компания на тот момент не работала с международными перестраховщиками.

    После была встреча с Максимом Арнольдовичем Тузом, который искал специалиста по перестрахованию для создаваемой им компании «Арсенал-Днепр». Это было полусекретное мероприятие, поскольку на тот момент он возглавлял филиал другой страховой компании.

    – Поэтому можно сказать, что в «Арсенал Страхование» больше всех работает Антонина Яковенко?

    A.Я.: Я думаю – да. Наверное, если посмотреть в трудовую книжку, то запись «Арсенал-Днепр» появилась в ней раньше, чем у других. Я пришла на позицию специалиста, который будет заниматься исключительно перестрахованием. Тогда мы не обсуждали позиции в качестве кадровой иерархии, но я была единственной в этой сфере. Все остальное, в том числе и андеррайтинг, присоединился уже в «Арсенал Страхование».

    – Не жалеешь, что оказалась в страховании?

    A.Я.: Глобально нет. Иногда устаю, но не жалею.

    – Компания, как и экономика страны, переживала совершенно разные времена на протяжении своей истории. Какой период был интереснее всего?

    A.Я.: Наверное, каждый период по-своему интересный. Например, в период первого кризиса у нас случилась самое масштабное страховое событие в истории нашей компании. Если перевести на доллары, то на тот период страховое возмещение составляло больше двух миллионов, и это как раз перед началом кризиса – был август 2008 года. Для меня это был совершенно новый опыт. Мне пришлось урегулировать событие с перестраховщиками, которые на тот момент были уже рейтинговые. Моей первой и основной задачей в «Арсенал-Днепре» было «уговорить» перестраховщиков поверить компании, у которой не было никакого портфеля, а только перспективный план развития, чтобы они предоставили перестраховочное покрытие. И вдруг, не проходит и двух лет, когда у нас случилось такое огромное событие – это был пожар, сгорели коровники предприятия «Агро-Союз».

    И с этого убытка, по сути, началось реальное страхование, поскольку продажа – это небольшая часть. Не пройдя весь цикл: андеррайтинг, продажа, договор и урегулирование, ты никогда действительно не прочувствуешь все аспекты, и не поймешь, на что обращать внимание.

    – По сути, профессионализм страховщика, его ключевое конкурентное преимущество, это не продать, а правильно урегулировать убыток таким образом, чтобы сделать его согласно договора, и в то же время чтобы клиент остался доволен. Это большая работа. Как Вы вышли из этой ситуации? С достоинством?

    A.Я.: Я считаю – с достоинством. Во-первых, наши перестраховщики убедились, что все мои обещания сбылись, что у нас будут работать профессиональные люди, быстро наполнится портфель и все это будет очень скоро и быстро. Так и произошло.

    Второй момент: это событие показало, что мы умеем урегулировать сложное событие, умеем правильно вести переговоры, а они тогда были на очень высоком уровне. К нам тогда, в первый же день на это предприятие прилетал заместитель министра аграрной политики Украины. Он сказал такую фразу: «сейчас ваша компания выступает лакмусовой бумагой всего страхового рынка, мы будем пристально смотреть, как вы урегулируете это событие». А это значит, если бы мы ударили в грязь лицом, то потащили бы в эту грязь весь остальной страховой рынок. Тогда я получила интересный опыт. Мы проводили аэрофотосъемку, летая в кукурузнике над сгоревшими объектами. Это не маленький коровник, а огромные территории. Коровы были иностранных пород, они под музыку Моцарта спали и доились. На тот момент это было очень современное предприятие. Выплатили два миллиона долларов.

    – Ты одна из женщин-менеджеров страховых компаний, которых не много. Какие главные принципы ты исповедуешь в управлении своей вертикали?

    A.Я.: Честность и доверие. Честность и доверие с моей стороны по отношению к моим сотрудникам, и эти же принципы я всегда ожидаю и требую от них. Если он накосячил, например, выдал неверную котировку, неправильно сформировал бордеро, должен прийти и честно сказать – я не выгоню. Есть право на ошибку. Я прочитала в статье, как один из аудиторов крупной компании накосячил, создав дыру более одного миллиона долларов у своего клиента. Когда это выявилось, его руководитель сказал: теперь я тебя точно не уволю, поскольку ты знаешь цену своей ошибки. Мне понравилась эта фраза.

    – А бываю ли ошибки, за которые возможно только увольнение?

    A.Я.: Теоретически я понимаю, что такое возможно. Зачастую люди, которые не являются собственниками бизнеса, не понимают сколько это - миллион долларов! Например, если андеррайтер неправильно произвел подсчеты, и мы год страхуем с возможным значительным убытком для компании. Но точно могу уволить за вранье. Врать нельзя.


    – Ты не ездишь за рулем. На это влияет статистика ДТП или есть другие причины?

    A.Я.: Я не езжу на автомобиле по другой причине. У меня есть права более 10 лет. Когда я жила в Днепропетровске, ездила на работу, в магазин, в школу. Однако после переезда в Киев за руль не сажусь. Мне не очень нравится стиль вождения киевских водителей. Я пересела на место пассажира. Статистика, если и повлияла, то немного.

    – Личный вопрос: у тебя есть сын Антон, ему 17 лет. Какие советы или, вернее, фундаментальные заповеди вы с мужем ему привили?

    A.Я.: На протяжении жизни я веду себя так, чтобы он понимал, что я даю ему всегда свободу выбора, Я объясняю, что его выбор может быть любой, но каким бы он ни был, я всегда буду рядом с ним. Я не буду в нем участвовать, но рядом буду всегда. Это наш с мужем принцип, надеюсь, что наш сын это сможет оценить. Сейчас же от него часто звучит фраза «вы на меня давите». Быстро пролетело 11 классов, я хорошо помню, когда он пошел в первый класс и в 11-й, но как пролетели все эти 11 лет... У него есть три любимые сферы: экономика, философия и урбанистика. Поступает он на экономику. На мой вопрос – если ты увлекаешься урбанистикой и философией, зачем тебе экономика, он отвечает «я считаю, что в этих двух направлениях, экономика - это главное». Я не могу с ним спорить, у меня нет аргументов.

    – Чего ты категорически не приемлешь в людях?

    A.Я.: Лицемерия, лживости – они для меня самые ужасные.

    – Когда ты думаешь о том, что будет через 20 лет, есть место Арсеналу в этих картинках в твоей голове?

    A.Я.: Да, конечно. Хотя о пенсии я сейчас как-то не думаю. Пока работаю с удовольствием и надеюсь, что оно будет со мной.

    – Наше продающее подразделение чаще, чем нам бы хотелось, общается с андеррайтерами и пытается как-то неформальными способами повлиять на них. Возможно ли задобрить андеррайтера?

    A.Я.: Да, это возможно, но исключительно своим профессиональным взглядом и профессиональным отношением к риску. Наши продавцы – это наши глаза, наше восприятие того, на что наша компания должна поставить печать, свою подпись и в дальнейшем выплатить страховое возмещение. Мы все не можем увидеть, пощупать, осознать. Все это могут сделать наши продающие подразделения. Мы хотим, чтобы они выполняли роль нашего восприятия и нашего понимания того, под чем мы подписываемся. Чтобы они профессионально провели осмотр, пообщались с нашим потенциальным страхователем, с бизнес-партнерами, чтобы узнали историю наших новых возможных клиентов, их бизнес историю, как у них этот бизнес возник, как они его развивают, и как оберегают... Я хочу, чтобы они относились к каждому объекту, который принимают на страхование так, будто они акционеры компании. Так что задобрить можно.

    – У тебя есть любимое подразделение?

    A.Я.: У меня есть подразделения, с которыми мне очень легко и просто работать, есть с которыми сложнее. Но называть не буду, не хочу обидеть.

    – Романтический вопрос. Какие подарки ты бы хотела получить к празднику?

    A.Я.: Я не могу сказать, что именно хочу получить, пусть это будет сюрприз! Но, скажу, как я выбираю подарки тому или иному человеку. Я всегда чувствую хочется ли мне самой иметь такой подарок, и если да, то я никогда не проиграю и мой подарок понравится. И по отношении к себе люблю такие же подарки, чтобы человеку было его «жалко» подарить. Жалко в хорошем смысле.

    – У тебя есть книга, может быть и не любимая, но та, которая внесла ощутимый вклад в тебя как в личность?

    A.Я.: Когда я училась в Донецком государственном университете на филологическом факультете, мы читали книги не просто стопками, а тоннами, и за шесть лет учебы я прочитала их огромное количество. Поэтому, наверное, из-за переизбытка наступил период, когда читала мало. Потом мне попалась книга Джона Голсуорси «Сага о Форсайтах». Книга описывала одну семью, как менялись ее взгляды и жизненные ценности от присоединения новых членов. Принципы честности, порядочности, взаимовыручки и взаимопонимания. Там четко описано, что происходит, если ты их не соблюдаешь.

    – Что бы ты взяла с собой, если бы судьба забросила тебя на необитаемый остров (интернета нет)? Набор всех действующих правил и инструкций по страхованию уже входит по умолчанию.

    A.Я.: Наверное, духи, нож и альбом с фотографиями.

    – Ты одна из успешных женщин нашей компании и страхового рынка. Успех для тебя это…

    A.Я.: Это получение удовольствия и удовлетворение по окончанию начатого дела. Удовольствие от того, что сделал.


    Вам будет интересно
    Страхование – сфера, которая держит в интеллектуальном тонусе
    22/02/2019
    Подробнее
    Нужно любить зарабатывать деньги
    09/11/2018
    Подробнее
    В бизнесе я нахожу очень много аналогий с футболом
    19/10/2018
    Подробнее